Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Афон

Прп. Макарий (Глухарев) о музыке и миссии

"Кажется мне, что воспитанники Миссионерской образовательной общины, по крайней мере некоторые, с пользою для себя и самой службы Миссионерской учились бы музыке и живописи. Миссионер, как и всякий человек, может быть в таком состоянии по душе, в котором музыка благоприятно содействовала бы успокоению мятущихся мыслей его и услаждению горести, часто неизъяснимой, ни с кем не разделяемой, ни кем не постижимой. Кроме того, миссионер может иметь в своем доме собрания новокрещенных; в этих дружеских простых беседах он может петь для них священный гимн и пение сопровождать звуками мусикийскаго орудия. Музыка удивительным образом помогает в смягчении жестоких сердец и грубых нравов. Но известно, как у нас музыка обезображена и унижена такими сочинениями, которые чешут слух и производят зуд чувственных удовольствий, а духа не возбуждают, не возносят его к Невидимому... к вечной, чистейшей любви, неизъяснимой в своих путях, искушениях и утешениях. Кажется мне, что инструменты, приличнейшие миссионеру, суть гусли, фортепиано, гитара, арфа. Нет ли еще такого инструмента, на котором он, живя в небольшой веси, мог бы по вечерам, стоя у походной церкви своей, играть молитву Господню во услышание всего православного мира? Он в те минуты всех возбуждал бы к молитве; сии минуты сделались бы для некоторых священными; в сии минуты кто-нибудь перестал бы ссориться и, может быть, примирился бы с своим соседом; кто-нибудь сквернословил бы и вдруг умолк бы, подумав: прости мне, Господи. Кто-нибудь злобился бы в душе своей на обидящаго и вдруг, услышав знакомые звуки, вспомнил бы слова молитвы: "Остави нам долги наши, якоже и мы оставляем должникам нашим", перекрестился бы и подумал бы: прости ему, Господи, а я прощаю, прости нас, Господи! В сии минуты, может быть, хозяин какой-нибудь призвал бы все семейство к вечернему молитвословию; может быть, кто-нибудь захотел бы выпить лишнюю чарку и воздержался бы; может быть, кто-нибудь шел бы на дурные дела и воротился бы; может быть, двое шли бы на доброе, шли бы оба вместе, но один из них, услышав молитву, побежал бы скорее другого и прежде сделал бы доброе дело; может быть, кто-нибудь имел бы печаль на душе, но, услышав молитву, вспомнил бы слова Спасителя: "Отче наш, да будет воля Твоя!" и утешился бы. Но как в Миссионерском Институте были бы запрещены песни, сочиненные в честь бесчестных страстей, и все, под чем обыкновенно пляшут, — так не имели бы места в нем и соблазнительные картинки... Зато было бы собрано, что только есть в Европе лучшее из произведений духовной музыки, разные в разных церквах любимые песни духовные, песни патриотические и героические, опыты искусственной музыки в подражании природе физической и т. д. Впрочем во время Богослужения в церкви не пели бы концертов по-италиански, а причастны по простой церковной ноте и что положено на подобны".

(Мысли о способах к успешнейшему распространению Христианской веры между Евреями, Магометанами и язычниками в Российской державе, XXIV)
Афон

Из комментов - о музыке

fater_go написал постинг о том, как в молодости был увлечён песенным творчеством, с которым ему пришлось расстаться, и как он нашёл в интернете композицию, которая весьма близка к тому, что он сочинял.

У меня было похожее открытие. Я тоже в юности был связан с музыкой, хотел играть и играл. Потом всё как-то не срослось, и я ещё долго с этим в душе расставался и переживал. Было жаль, что никогда не удавалось сыграть именно то, что хотелось - мастерства не хватало. Но потом я, продолжая слушать чужую музыку тоже вот так вот наткнулся, как отец Георгий, и понял: такую музыку, какую я хотел бы написать, уже написали. Так что мир музыки ничего не потерял, и я ничего не потерял от того, что не стал "избретать велосипед". Господь всё премудро устроил. Я вообще думаю о том, что некоторые пути/возможности Господь перед нами открывает именно для того, чтобы мы по ним НЕ пошли, предпочтя единое на потребу.
  • Current Music
    Haggard - La Terra Santa
Афон

Вернувшись с похорон о. Матфея (Мормыля)...

Сегодня был на отпевании и погребении архимандрита Матфея. Впечатление осталось очень светлое и умиротворённое.
Меж белыми соборами колыхались от веяний ветра пушистые сосновые «лапы». Выглядывающее из-за облаков солнце роняло свои лучи на платочки женщин и непокрытые головы мужчин. Текла над нами и сквозь нас мелодия заупокойных молитв, живо и проникновенно выводимая хором, вверху клекотали птицы, кружившие над макушками сосен, а потом гулко запели колокола…
И, глядя на лица молящихся, я вдруг ощутил то, что чувствовал давным-давно, когда только начинал ходить в храм. За последние годы я как-то больше углублялся в себя, так что даже Православие стал воспринимать как то, что происходит между мной и Богом, и вокруг меня. А здесь, на отпевании отца Матфея, я живо ощутил вновь, что Православие – это огромный, богатый и многообразный мир, которому я сопричастен, а не который замыкается на мне. И моя жизнь, мой путь – лишь нота в общей божественной симфонии.
Хорошие у отца Матфея вышли похороны. Всё было величественно, и вместе с тем просто и очень уместно. Не было той суеты, пустоты и растерянности, которые так свойственны светским похоронам (по крайней мере тем, на которых я бывал).
Хотя я семь лет трудился в том же коллективе, где и отец Матфей, не могу сказать, что мы были хорошо знакомы. Виделись, конечно, даже как-то разговаривали, я наблюдал, как он общается с другими. На меня отец Матфей производил впечатление дооброго и открытого человека. Помню, как он медленно поднимался по лестнице в Академии, ему было тяжело идти, и обычно кто-то из студентов помогал, поддерживая за руку. Но, не смотря на телесные немощи, отец Матфей был бодр и благодушен, я никогда не замечал в нём и тени уныния, угрюмости, раздражения. В последний раз я видел отца Матфея когда его уже возили на коляске, - и он был также бодр духом и радостен.
Теперь он разрешился от всех немощей и пребывает там, куда все мы, православные христиане, стремимся, - идеже несть болезнь, печаль и воздыхание, но жизнь бесконечная, - и где наша радость достигает полноты и совершенства.
Думаю, нота его жизни прозвучала чисто и красиво.
Царствие ему Небесное.
Афон

Про русский рок

В последних классах школы я много слушал русский рок. Потом как-то это отошло. А тут недавно ради интереса скачал из интернета пару сборников, познакомился с тем, что сейчас существует в этом направлении.
Убедился, что само по себе явление осталось в принципе тем же, что и пятнадцать лет назад. Но теперь мне удалось сформулировать тот изъян, который я чувствовал раньше, и из-за которого, вероятно, русский рок так и не стал для меня чем-то близким.
Проблема послесоветского русского рока в том, что люди, играющие его, пытаются выглядеть умнее, чем они есть на самом деле. И если бы они играли инструменталки, это бы им удавалось куда лучше :-)
В своих текстах они изо всех сил делают вид, будто им есть что сказать человеку, но это не так. Их слова не подкреплены ни потом, ни кровью, они ни на что не опираются, за ними пустота.
И эти люди сами это понимают, или, по крайней мере, чувствуют. Видимо, потому и стараются. Очень стараются. Но как ни старайся, а из пустой бутылки пустой стакан не наполнишь.
Конечно, везде бывают исключения, наверняка есть такие и здесь. Но я сейчас не про частности, а про системный изъян.
Афон

Про песни

Как-то бросилось в глаза, что в тех песнях, которые, независимо от происхождения, получили большое распространение и любовь в русском народе, очень сильна тема смерти, представленная в разных вариациях:
«Степь да степь кругом» – умирает ямщик. При исполнении обязанностей.
«Раскинулось море широко» – умирает кочегар. При исполнении обязанностей.
«Ой, то не вечер, то не вечер» – от лица воина, которому приснился сон, предрекающий скорую смерть.
«Чёрный ворон» – от лица смертельно раненого воина.
«Любо, братцы, любо» – аналогично.
«Не для меня журчат ручьи» – аналогично.
«То не ветер ветку клонит» – от лица парня, у которого умерла невеста, и который погружён в суицидальные мысли.
«Окрасился месяц багрянцем» – о женщине, которая во время бури сознательно погубила и себя и дружка-изменника.
«Там, вдали за рекой» – про воина, которого убили.
«По полю танки грохотали» – про экипаж танка, которые все погибли.
Есть, конечно, песни и с другими темами – любовь, измена, есть и шуточные… Но смерти очень много. Я ещё не всё привёл.
Слышал, что у других народов их песни гораздо реже обращаются к этой теме.
Интересно, почему так? Быть может, это своего рода один из естественных элементов ars bono moriendi, так сказать, обращения каждого к «памяти смертной»?
Или что-то иное?
Афон

Eleftheroi

Будучи в Греции, приобрёл диск группы "Eleftheroi". Это рок-группа, организованная в 2000 г. греческими монахами из монастыря святых Августина Иппонийского и Серафима Саровского. Давно хотел послушать, и вот, наконец, раздобыл. В инете нигде нет (только двадцатисекундные обрывки с официального сайта www.freemonks.gr).
Ну, что сказать? Музыка интересная. Вокал на высоком уровне - уж кто-кто, а монахи в Греции петь умеют. Местный колорит есть. Вещи эти достаточно "лёгкие" по звучанию, если и рок, то скорее ближе к т.н. русскому року. На всём диске только одна более-менее "тяжёлая" по звучанию песня - "Babylona".
Есть очень красивые песни, и одна просто безумно красивая - "Paramythi magiko". Уже который день слушаю. Жаль, мобильный инет не позволяет вывешивать большие файлы - а то бы я предложил и вам для ознакомления.
Жалею теперь, что купил только один диск (самый последний), там были и другие.
  • Current Music
    Eleuheroi - Paramythi magiko
  • Tags
Афон

Про классику

Очень мне нравится "Рондо" Пёрселла. Просто необыкновенно. Вот уже лет десять, наверное, как я его впервые услышал. Затрудняюсь даже подобрать точные слова, чтобы выразить чувства, пробуждаемые во мне этим произведением. Правильная вещь. Из тех, что настраивают душу слушателя в соответствии с истинной Гармонией.
В общем, если встретите - рекомендую. Правда, конечно, кое-что зависит и от исполнения. Не знаю, какое вам попадётся. К тому же, насколько я понял, Пёрселл оставил его в нескольких вариантах - как и множество вариаций знаменитой Баховой токкаты, - и они, соответственно, не все одинаково "вкусны"...
А у вас есть ли что-нибудь излюбленное из т.н. классических композиторов? Я бы, пожалуй, поискал, послушал ;-)
Афон

Брюзжание

Какая же всё-таки неприятная штука это партесное пение! Жуткое наследие эпохи романовского разложения Православной России. Сегодня зашёл в храм - и, что называется, "попал". На эту самую концертщину. Я верю, что совершенным людям это не мешает молиться, но вот лично мне такое нервное оперное завывание вместо песнопений - молиться мешает. Слышал байку, что однажды Чайковский, стоя на литургии, вдруг услышал от хора песнопение на мотив его же собственной мелодии. Услышал и немедленно покинул храм, сказав: "ну так же нельзя! Мы пишем это для концертов, а в храме молиться надо!" Не знаю, правда, или нет, но моё отношение к теме она отражает весьма точно.
Я не понимаю. Ну есть же нормальное обиходное пение. Есть знаменное. Есть, наконец, приличные сочинения композиторов, которые находятся в русле церковных певческих традиций, а не уродуют их. Ну зачем, спрашивается, брать в репертуар какую-нибудь ужасную какофонию, написанную двести лет назад в подражение светским западноевропейским образцам и звучащую так, будто стаю котов живьём освежёвывают!
Ведь это не мой личный глюк, это объективная реальность. Резкая перемена темпа, скачки по октавам, произвольный повтор определённых слов вопреки богослужебному тексту, - объективно мешают молиться. Рассеивают ум. Отвлекают. По крайней мере, таких несовершенных, как я. И само отношение к службе меняется. Как там у Фуделя было: "Что же вы уходите, сейчас будут петь "концертное покаяние" - покаяние концертным не бывает".
И ведь полуторатысячелетняя певческая традиция Православной Церкви не зря сложилась совершенно иной! Принципиально иной, чем эти оперные завывания, которые проникли на наши клироса каких-то три века назад и которые, увы, иногда встречаются и до сих пор. Подлинные традиционные песнопения Церкви действительно красивы - и действительно молитвенны!
Афон

Как я написал песню времён гражданской войны

Много лет назад, ещё в студенческие годы, от нечего делать я состряпал "белогвардейский вариант" песни Кооля "Там вдали, за рекой". И выложил его в сеть. Под своей фамилией, кстати говоря.
Выложил и забыл. Каково же было моё удивление, когда года три спустя в одной из статей я увидел упоминание этой моей переделки как подлинной белогвардейской песни, над которой, оказывается, поглумился красноармеец Кооль!
Надо сказать, что в годы гражданской войны действительно и красные и белые использовали песни с разными словами на один и тот же мотив. В ряде случаев действительно легко установить, что коммуняки спёрли текст (как, например, переделка "Марша дроздовцев" в красноармейскую "По долинам и по взгорьям").
В других случаях неясно, кто что у кого взял первым. Например, "Полюшко-поле" с двумя параллельными версиями.
Но сегодня меня доконало, когда я увидел свой текст на сайте песен Гражданской войны, причём с комментариями, что это либо подлинная белогвардейская песня, позднее переработанная Коолем, либо (что, на взгляд автора сайта, вероятнее) создана в русских частях вермахта в ходе Второй Мировой на основе текста Николая Кооля!
А на одном из форумов я встретил упоминание о переделке Коолем моего текста как нечто всеобще известное и само-собой разумеющееся (ну, вы знаете, с каким апломбом обычно вещают дилетанты).
Ещё на одном сайте увидел ссылку на мой "белогвардейский" текст с благоразумной оговоркой, что он, возможно (!), поддельный.
Вот так сама собой вышла мистификация. Меня только одно интересует: что же эти господа исследователи утеряли фамилию автора, которая стояла под текстом на сайте, где я её опубликовал? Как красиво, написали бы: "поручик Максимов", или, там, "подъесаул Максимов"?
Честно сказать, знал бы я, что так выйдет, поработал бы над текстом получше :-)
Собственно, вот моя версия, над которой я "трудился" минут пять: Collapse )
Интересно, сколько раз за прошедшие годы этот вариант спели у костра в полной уверенности, что... :-) Нет, чтобы петь - пожалуйста, для того я и кинул её в сеть. Но вот чтобы принять это за подлинную песню - надо быть большим... оригиналом. Сей, почти анекдотичный, случай отсылает к довольно грустной теме современных массовых представлений об истории, которые, к сожалению, очень часто покоятся на столь же "прочном" фундаменте.

Upd:А вчера, по наводке френдов, я приобрёл сборник А. Валентинова "Полуостров" (М., "Эксмо", 2004, тираж - 4100 экз), где в качестве приложения опубликована статья "Белая, белая акация" - посвящённая песням гражданской войны и на стр. 652-653 опубликован мой вариант :-) С замечательным комментарием: "не очень понятно время его (варианта) появления, хотя есть впечатление, что песня составлена действительно во время Гражданской войны. Автор неизвестен" :-)
Афон

Музыка и я

Довольно долго, лет до 14, я не слушал музыку вообще. И был к ней абсолютно равнодушен. Ни детские песни меня никогда не впечатляли, ни, позднее, подростковые, ни та советская попса, что слушали тогда взрослые. Музыка меня не восхищала и не раздражала, я просто не замечал существование такого явления, не выделял во что-то особенное из окружающего разнообразия звуков.
А в 14 лет я музыку неожиданно заметил. К сожалению, не помню, как именно это произошло. Возможно, это было связано с тем, что мир музыки открылся для меня "с другого хода" - через рок и классику, о которых я прежде не ведал.
Почти сразу я ощутил сильнейшую внутреннюю потребность не только слушать, но и создавать музыку. Начал учиться играть на гитаре. Вместе с velitov мы создали рок-группу, к которой впоследствии присоединились maxbardins, unard и Женя Цыганов. Но мне этого было мало. Душа стремилась выразиться в музыке "классичесского" типа. В 15 лет я начал учиться играть на фортепиано. Сам. Каждый день я упорно мучал клавиши, осваивая нотную "тайнопись" по самоучителю. Через год приобрёл себе советский синтезатор "Форманта", более-менее прилично синтезировать у которого получалось лишь орган. За три года упорного труда я кое-чего достиг. Играл Баха, Бёрда, Бетховена, и ещё много кого. Разумеется, - то, что попроще.
И при всём этом - маниакально сочинял собственные композиции. Вряд ли когда-нибудь забуду те удивительные ассоциации, которые рождались при этом. Мне казалось, что каждая нота обладает своей индивидуальностью, а последовательность нажатий отражает их сложные взаимоотношения между собой. Я создавал мелодию, а ноты ссорились и мирились, влюблялись и ненавидели, убеждали друг друга, страдали, радовались и умирали. Я играл, а из-под моих пальцев рождались причудливые и запутанные истории, полные неожиданных интриг, сюрреалистических образов и сюжетов. Теперь я понимаю, что, наверное, воспринимал музыку как писатель, хотя тогда таковым себя не ощущал.
Кстати, в то время я написал свой едва ли не первый серьёзный фантастический рассказ и дал почитать Жене. Рассказ ему понравился необыкновенно, так что он, на волне восторженности, которая подхватывала его нечасто, с уверенностью и силой заявил мне: "бросай на фиг музыку, тебе надо книги писать!"
Я его, разумеется, не послушал :-)
Иногда в моей голове рождались масштабные произведения, целые концерты, но мне оставалось лишь скрипеть зубами от досады, поскольку я был неуч, и не имел средств, чтобы выразить ту красоту, которая звучала во мне.
Многих моих друзей сызмальства отдавали в музыкальные школы, и почти всегда это приводило к тому, что друзья приобретали стойкое отвращение к музицированию. Может быть, окажись я на той стезе, со мною бы случилось то же самое. Но, может быть, к 16-17 годам я смог бы освоить этот язык и средства, и ухватить, передать в нотах то великолепие, которое слышал внутренним слухом...
Тех же способностей, которые я приобрёл путём самообразования, хватало лишь на маленькие, простенькие поделки. Я приведу их для наглядности. Как правило, это были короткие (около минуты) мелодичные произведения с невыдержанной композицией.
На "Форманте" я сочинил и записал 4-й этюд (mp3, 940 Kb), 6-й этюд (mp3, 1,2 Мb), и как-то даже покушался на Токкату (mp3, 936 Kb).
Не забывал и про гитару, на этом инструменте я сочинил 3-й этюд (midi, 1 Kb), как мне казалось, в подражание музыке эпохи возрождения.
Несколько лет, с перерывами, работал над Неоконченным этюдом (midi, 2 Kb), который так и остался неоконченным :-(
В 1999 году, во время трагических событий в Югославии, на фортепиано я сочинил этюд "Плач о Сербии" (mp3, 1 Мb, ф-но, а здесь он же в midi-формате со всякими скрипками и трубами :-) Наверное, это лучшая мелодия, что у меня получилась.
Кажется, последним, что я написал, стала Фуга (mp3, 796 Kb, ф-но, а здесь midi-файлик с органной озвучкой).
А потом... учёба в ВУЗе и подработки занимали много времени. И постепенно я садился за клавиши всё реже. Наступил день, когда я заработал на свой первый компьютер. И со стола была убрана "Форманта", дабы освободить место, на которой ей уже не суждено было вернуться.
Фортепиано - не вилосипед, и, если раз забыл, как играть, то уже не вспомнишь. Прошли годы. Теперь я не смогу сыграть ничего. И, наверное, сочинить тоже. Музыка ушла из моей творческой жизни. Удивительный мир лишь чуть приоткрылся для меня, и всё, что осталось от того яркого, многолетнего соприкосновения - лишь несколько ученических "этюдов" общей продолжительностью в восемь минут.
Когда я размышляю об этом, не могу избавиться от минорного настроения. Мне жаль, что так сложилось. Я знаю, что могло бы сложиться иначе, хотя... даже если бы и так, если бы я мог воплотить в звуке те "концерты", что рождались во мне... кому сейчас нужна такая музыка? Может быть, лет триста назад она и привлекла бы внимание, но сейчас... просто не нашлось бы слушателя.
И из четырёхсот моих ЖЖ-френдов вряд ли найдётся тот, кому действительно понравится представленные файлы, хотя для того я их здесь и вывесил... чтобы быть услышанным хотя бы так :-) Именно так мне хочется подвести итог моим отношениям с музыкой.
Но всё-таки этот постинг я в большей степени написал для себя. Как своеобразный мемориал.