священник Георгий Максимов (yurij_maximov) wrote,
священник Георгий Максимов
yurij_maximov

Category:

Впечатления об Албании и миссионерской встрече там

Недавно ездил в Албанию на миссионерскую консультацию. Поделюсь впечатлениями.

Приехали мы с отцом Станиславом чуть раньше и попали на экскурсию, устроенную для участников другого мероприятия, тоже связанного с темой миссии. Среди наших спутников оказался Иаков (Джеймс) Стамулис, автор книги о православной миссии. Он признался, хотя и не сразу, что был православным, а затем перешел в баптизм. Он заверил нас, что в душе он сейчас даже более православный, чем когда был в Православной Церкви, мол, тогда он вообще ничего не знал и не понимал, а теперь знает, и во многом отстаивает православные взгляды - например, учит о том, что следует крестить детей и причащать их, учит о важности причастия (хотя считает это все-таки символом), имеет иконы (хотя и не почитает их). Отец Станислав, который сам, напротив, обратился из протестантизма в православие, много говорил с Джеймсом, объясняя его ошибку, так сказать, вел миссию. Г-н Стамулис особо не возражал, но чувствовалось, что для себя он не считает важным вопрос о Церкви, так как верит, что в любой можно спастись. Я со своей стороны спросил, почему, собственно, он перешел в баптизм, что ему мешало остаться в Церкви, ведь он не разделяет популярных протестантских мифов про то, что де православные поклоняются идолам и прочее. Он начал очень развернутый ответ часа на два, рассказал мне чуть ли не всю свою жизнь, и к моему изумлению, причины оказались весьма прозаические. Просто ему хотелось стать профессором миссиологии, а в его время в Православной Церкви в США такой перспективы он не видел, можно было только стать священником, ему же этого не хотелось. И вот у баптистов он мог реализоваться по своему желанию. А кроме того, женился на баптистке. Вот, собственно, и все. Ну и та причина, что греческие приходы в США, которые он посещал, совершенно ничего не рассказывали о вере, о Библии. При всем том чувствуется, что где-то внутри факт отступничества мучит его и не дает успокоиться. Это и избранная специализация - именно православная миссия, это и элементы православного учения и традиции, какие он хранит, да и просто видно было, насколько важным для него было объяснить нам, православным, свой путь, насколько он хотел услышать от нас хоть в какой-то форме согласие, одобрение тому, что он делает. Несмотря на улыбчивость и уверения, что его ведет по жизни Дух Святой, чувствовалось, что где-то в глубине души он ощущает боль от того, что стал чужим для Православной Церкви. Но при том он довольно высокого о себе мнения, и привык руководствоваться тем, что удобнее лично для него - такой вряд ли вернется.

В Албании мы посетили Тирану, Дуррес и Берит. Жили в монастыре св. Власия, ныне здесь располагается православная семинария. Посетили единственный действующий мужской монастырь Албании - Арденицу, здесь сейчас уже три монаха (ранее долгое время был один). Посетили еще один монастырь-музей в Берите. И природа и архитектура в принципе такая же, как и в соседних балканских странах. Но намного меньше религиозных зданий - как храмов, так и мечетей. В коммунистический период здесь уничтожили почти все. За последние двадцать лет кое-что построили заново, но не так уж много. Конечно, архиепископ Анастасий проделал огромную работу по возрождению Православия, с этим не поспоришь. В Беритской епархии храмы типично греческие, как изнутри, так и снаружи, а вот собор в Тиране несколько модерновый по архитектуре. В воскресенье мы - православные священослужители, - имели возможность помолиться в алтаре и причаститься за богослужением, которое совершал предстоятель Албанской Церкви. Весьма удивило нас то, что пение совершается под аккомпанемент электрооргана. Пел хор светского вида, одна из участниц сидела за синтезатором и во время пения хора наяривала какие-то органные партии. Даже перед каждым прошением диакона жала на клавишу - типа задавала тон. Это все было совсем не к месту. И с точки зрения молитвы отвлекало, и даже с чисто эстетической точки зрения звучало дурно. У меня была мысль спросить самого архиепископа зачем они используют синтезатор на службе, но как-то постеснялся.

Познакомились мы с несколькими архиереями Албанской Церкви, запомнился своей скромностью владыка Никола, ректор семинарии, держится в общении так просто и смиренно, что и не заподозришь, что это епископ, пока не услышишь от других. Вообще надо сказать, что принимали нас очень гостеприимно. Ещё во время путешествий бросилось в глаза множество недостроенных зданий, как в городах, так и вдоль дорог. Нам сказали, что все они в процессе стройки. Если так, то в ближайшие годы Албания сильно изменится и шагнет вперед, если все эти здания будут построены и станут функционировать по назначению.

Сама консультация была организована Orthodox Mission Network, в ней приняли участие православные из России, Белоруссии, США, Болгарии, Румынии и, конечно, Албании. Также было два гостя-наблюдателя - протестанты из Германии и Англии.

У нас была встреча с архиепископом Анастасием, мне запомнилось, как он начал проповедовать гостям-протестантам. В ответ на вопрос англичанина Пола Такстера об отншении к протестантизму владыка не стал произносить какие-то политкорректные фразы, а сказал: "Протестантизм возник в XVI веке. Протестанты признают Церковь первого столетия, а что же было с Церковью Христовой со второго по шестнадцатый века? Неужели Дух Святой спал все это время - полторы тысячи лет? Взгляните на историю Церкви. Да, были ошибки. Да, были грехи. Но была и святость, множество святых во все эти века. Почему же вы лишили себя общения с этими святыми?" И так далее. Хорошо говорил, вежливо, но все по делу.
Собственно на консультации было несколько выступлений. Интересен был рассказ отца Игоря Кропочева из Кемеровской митрополии о его миссии среди шорцев (местного коренного народа). Кое-что возьмем на вооружение для наших тывинских миссионеров. Например, то наблюдение, что у этих народов считается крайне неприличным спросить прямо у пришедшего человека, зачем он пришел. Следует сначала принять как гостя, напоить чаем, поговорить немного о житейских делах, и тогда уже он сам спросит о том, для чего пришел. Но самое главное, я понял из беседы с о. Игорем, по какому пути следует идти в миссии среди коренных народов Сибири, особенно малочисленных - надо создавать хорошие православные школы-интернаты.

Отец Мартин Ритци, глава православной американской организации Orthodox Church Mission Center также поделился опытом их работы в Африке. По части организаторской работы у них много чему можно поучиться.

Мне тоже поручили сделать доклад. Я кратко рассказывал о современной внешней миссии Русской Православной Церкви, особенно остановился на организации миссии в Тыве, а также изложил принципы православной миссионерской работы. Особенно подчеркнул необходимость для миссионера твердо держаться догматов веры и предания Церкви, поскольку если мы начинаем изменять Православие под людей, то оно теряет силу изменять людей, так как перестает быть божественной истиной и превращается в еще одну из человеческих "версий христианства". Также указал на необходимость молитвенной и духовной жизни миссионера, чтобы его слова не расходились с делами, и так далее.

Интересное выступление сделал Пол Такстер, глава Church Mission Society, миссионерской организации Англиканской церкви. Он рассказал о том, как они в Индии среди своих последователей из числа местного населениия организовали сбор средств в рамках проекта "горсть риса" - каждый англиканин-индиец регулярно сдает минимум по горсти риса как пожертвование, этот рис затем продавается, а деньги идут на церковные нужды. Так местные христиане начились отчасти сами содержать свои церкви, не завися полностью от поступлений из-за рубежа.

Наконец, еще одно выступление было у представителей общины отца Георгия Кочеткова. Мягко говоря, оно весьма выбивалось из темы встречи. Консультация была посвящена практическим вопросам внешней миссии, общение было на английском, и тут вдруг русскоязычный видеоролик о том, как отец Георгий Кочетков толкует Писание, и какие у них в общине посиделки и какую катехизацию они проводят, - все было совершенно не в тему встречи и казалось, люди приехали просто чтобы "засветиться", или же не поняли, куда едут.

Неприятное впечатление я вынес из случившейся в перерыве беседы с представителем Свято-Филаретовского Института. Услышав сожаления о том, что в некоторых епархиях стали говорить о "кочетковских ересях", я заметил: "Но ведь о. Георгий Кочетков действительно проповедовал ереси. Например, когда говорил против веры в бессмертие души[1], или о том, что все спасутся[2]". Представитель СФИ отреагировал на это очень резко, заявив, что я говорю ложь, да еще и сознательно. Когда я сказал, что видел эти тексты о. Георгия лично, мой собеседник продолжал уверять, что все это ложь, что он точно знает, что в текстах о. Георгия этого нет. Я сказал: "Хорошо, тогда расскажите, пожалуйста, а как именно учит о. Георгий о посмертном воздаянии?" Отвечать на этот вопрос мой собеседник категорически отказался и продолжил грубить. К его чести стоит заметить, что на следующий день он подошёл и принес извинения.

Из общения с местными православными албанцами я узнал, что они какого-то давления со стороны мусульман не испытывают. Сказали, что в 1990-е годы был очень большой рост Церкви в Албании, а сейчас он замедлился, хотя и продолжается. Кстати, новый премьер-министр Албании - православный. Архиепископ Анастасий говорит, что всего христиан в стране не менее 35%, из них 22% православных. Но во время последней переписи подтасовали результаты в пользу уменьшения, занизив число христиан в два раза, до 17%, что не соответствует действительности. В Албании трудится довольно много православных американцев-миссионеров. Меня впечатлила пара, приехавшая надолго вместе с четырьмя (!) детьми. Вот это самоотверженность. В целом от страны приятные впечатления.

[1] Цитата, которую я имел в виду: «Я много говорил о фундаментализме как практическом атеизме и о том, что сознательному христианину сейчас почти нельзя верить в теорию бессмертия души... Людьми не воспринимается, что современный христианин не может всерьез поддерживать, скажем, учение о бессмертии души человека. Это настолько вошло в плоть и кровь людей, как и в разные церковные и околоцерковные писания и предания, что кажется, что если этого бессмертия нет, то разрушаются самые основы веры» (Кифа, 2005, №6 (33). С. 4,10. http://gazetakifa.ru/content/view/2/108/).

[2] О. Г. Кочетков писал, что в Церкви относительно посмертной участи грешников существует «как минимум две теории, противоречия которых в ней не разрешены, а может быть, и не разрешимы. Обе они говорят об участи грешников и обе отрицают «божественную» вечность мук» (с. 596). Согласно первой «теории», грешники, оторванные от Бога, уже на земле живут в аду, уже на земле получают свое воздаяние. После же своей смерти они уходят в землю, в небытие. По другой «теории», так называемой «теории» апокатастасиса, спасутся все, включая демонов. Какой из этих «теорий» держаться христианину? — задается вопросом о. Г. Кочетков. И отвечает: любой «теории», «в любом случае он не согрешит» (с. 596). Согрешит христианин лишь в том случае, если будет придерживаться третьей теории, которую о. Кочетков определяет как «сорняк», теории, которая «признает вечность мук в смысле «божественной» вечности» (с. 597). По мнению о. Кочеткова, «Н. Ф. Федоров и Н. А. Бердяев в достаточной мере обличили ее как садистскую и социоморфную, а следовательно, и в принципе нехристианскую» (Свящ. Георгий Кочетков. Идите, научите все народы. Катехизис для катехизаторов. М., 1999. Сс. 596-597).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments